Сербия и Черногория

Кусочки бывшей Югославии

 

     На выходе из аэропорта Белграда им. Никола Тесла таксисты буквально атакуют.  Мы выбрали машину по максимуму произносимых водителем русских слов.   При посадке в старенький фольксваген он   включил нечто похожее на счетчик. Был примерно полдень, в Белграде кипел рабочий день, но двигались мы без особых пробок. По пути водитель старался выказать нам как русским искреннюю симпатию. Благодаря паре десятков   известных ему русских   слов, родству славянских языков, жестам получилась почти обзорная экскурсия. Мы проехали по новым районам города, пересекли большой мост, видели следы бомбежки НАТО (осуждение), колону военной техники с русскими ЗИЛАми (симпатия).  Его дружелюбие  к ЗИЛам было вполне искренним, а возмущенность НАТО не наигранной.  В Сербии специально не восстанавливают некоторые полуразрушенные бомбежкой  здания. Зияя пустыми оконными  проемами в самом центре столицы они призваны   поддерживать  свежесть  памяти  о произошедшем.    

    Доброжелательность водителя  была особо выигрышной  на фоне серого и мрачноватого даже в солнечный день Белграда.  По прибытию счетчик выдал сумму порядка 60 долларов в местных динарах,  что для поездки 20-25 минут многовато даже для европейских Мюнхена или Рима. Некоторые сомнения вызывало отсутствие шаечек на крыше автомобиля, но  счетчик весело мигал цифрами, оснований не платить не было. Дороговизну сочли  доплатой за дружелюбие  и экскурсию, а также  взносом на восстановление Сербии.

     Ситуация стала понятной  на следующий день. Вызванная с помощью сотрудников отеля женщина-таксист совсем не говорила по-русски, но смогла объяснить,  что подменяет заболевшего сына,  не  очень хорошо знала город,  но минут за двадцать нашла нужную нам точку. Ее доброжелательность и симпатии к русским были не меньшими. На крыше авто шашечки  были,  но  главное  - счетчик  считал по иному, по в разы меньшему тарифу. За сопоставимый путь  мы заплатили долларов 20.  Стало понятно: наш вчерашний водитель обманывающий вновь прибывших туристов бомбила,  а его счетчик жульнический.  Искренняя   симпатия к русским  нисколько не мешала ему ободрать дорогих россиян.  Частный случай профессиональной конвертации   русско-сербской  дружбы  в нечестный доход.  Любят россиян  в мире, во все времена и на всех континентах.

     В сравнении с другими европейскими столицами Белград сильно проигрывает. Город несколько раз сметали войны, его именно столичный период недолог, столицей он был небогатого, вечно воюющего государства. Самый благополучный период (после второй мировой войны) оставил в нем след массовым и безликим жилищным строительством. Основная достопримечательность города старая турецкая крепость. Она масштабная, неплохо сохранилась, в ней музей оружия, рядом  красивый парк, с бастионов красивый вид на Дунай.  Погулять вполне интересно, но день на Белград – вполне достаточно.  

     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

    По дороге в Черногорию хотелось посмотреть Сербию изнутри. Для ночевки  я выбрал городок Ниш. Он  был почти по пути и завлекал средневековыми храмами и  некой Башней Черепов. Из Белграда  выехали по вполне приличному шоссе Белград-София. Пара часов и поворот на Ниш. Приятный,  хотя  бедненький городок. Навигатор нашел заказанную через Интернет гостиницу. Номер оказался на 4  мансардном этаже, неуютный и с вонючим  туалетом. Стоило  возразить  и номер  поменяли на вполне приличный,  извинились,    даже вернули часть денег. В итоге ночлег  обошелся в 20 евро.   На рынке обнаружилась фантастического вкуса и размера черешня ценой рублей так по 70 за килограмм,  прогулка по старому городу оказалась приятной,  а местное кафе  недорогим и вкусным. Хуже с достопримечательностями – навигатор путался, водил по кругу, приводил в не заказанное место. Отправляясь к Башне Черепов утром     мы спросили дорогу у хозяина маленького кафе. Его подробный, посфетофорный рисунок привел нас в красивое место, но никакой башни там не  оказалось. Путь до Черногории предстоял дальний и,  прекратив поиски башни,  мы  уехали.

      Первые километров пятьдесят  из Ниша в Будву  ехали по двухполосной утопающей в зелени дороге. Провинциальная Сербия оказалась чистой, не очень обустроенной, зеленой, по дороге – вишневые сады, не смотря на запасы черешни не удержались  - угостились с деревьев. Кириллические надписи создавали ощущение что мы дома, Сербия невольно сравнивалась с недавно посещенной Украиной.  

      Постепенно  дорога стала петлять и пошла в гору. Мелкие  населенные пункты переходили один в другой.   Скорость снизилась до 50-60 км.  Пограничный переход в Черногорию расположился в глубоком ущелье. Переход двух границ занял не более 10 минут, не выходя из авто подаешь паспорта, документ на машину, пограничник передает их в окошечко, его коллега  ставит штамп. Никакого осмотра машины, багажа, даже лицо с фото на паспорте не сличают.

     В Черногории характер дороги, пейзажи, облик городков  не изменился. Лишь  надписи: теперь  на латинице.  Из-за непрерывных подъемов, спусков, не просматривающихся поворотов  движение еще более замедлилось.  На немногих прямых участках   наверстываешь, порой,   несмотря на знак населенного пункта.   К махнувшему палкой местному гаишнику я шел как к российскому,  не особо опасаясь языкового барьера.  Разговор происходил на двух языках, каждый на своем,  но мы понимали друг друга. По моим правам он понял, откуда я, доброжелательно улыбнулся и  начал с показаний радара «73»,  я оправдывался:  очень красиво у вас тут, залюбовался, отвлекся, не уследил за скоростью.  На Украине такое помогало. Но он показал  таблицу штрафов, как я понял, мне светит от 50 до 150 евро. Я начал говорить что-то о русско-сербской дружбе.   До той поры пока я ввиду этой дружбы не предложил ему  отпустить меня просто так,  он улыбался и кивал головой.  Теперь же последовало «не разумею» и он вновь сосредоточился на таблице штрафов. Уже с суровым видом. Я  подумал:  без протокола не обойдется, но все же высказал предположение оплатить штраф на месте наличными. И он вновь стал меня разуметь, закивал головой и взял 20 евро. По-сербски  «двадцать»  звучит «двадесять».

 – Куда едешь? – звучало опять  дружелюбно, по-приятельски.

-   В Будву. – Кивнув,   он начал рассказывать мне что-то о скорой развилке, одна дорога короче, но очень петляет, другая длиннее   километров на 70-80,  но более спокойная. По какой именно он советует ехать я не понял, но поблагодарил его и тронулся. Через пару километров  навигатор заявил о пересчете маршрута, что означало: я ушел с намеченного  пути. Развилку я проскочил, произведенный навигатором пересчет показал,  что путь увеличился на 120 км. Я развернулся,  нашел нужный поворот.  Узкая, двум машинам не разъехаться дорога уходила на резкий подъем. Первые километров  15 покрытие было хорошим, путь шел через поселки, мы купили фруктового  домашнего вина и свежих ягод.  Но вскоре жилье кончилось, как и дорога,   превратившаяся  в козью тропу,  не ремонтировавшуюся  лет 10-15. Но  навигатор считал  избранный путь верным. Лишь изредка попадались летние избушки пастухов, встречных авто не было, дорога шириной 3-4 м шла краем ущелья, куски дороги обламываясь под колесами и падали в бездну, никакого ограждения и разметки. Но столбы километража имелись почти все и это вселяло надежду  что дорога не оборвется совсем,  приведет  куда-нибудь.  Двигаться приходилось по  разрушенному  покрытию преодолевая  резкие подъемы и спуски, снижая на  не просматривающихся поворотах  скорость до  20-30 км\ч. В итоге   путь в 60-70  км занял у меня два с половиной часа.  Постоянная  прикованность  взгляда к дороге, ямы, кочки и повороты, сомнения  в верности выбранного пути  не позволяли отвлечься и рассмотреть интересные горные пейзажи.

      По выходу  на обустроенную трассу увеличить скорость особо  не удалось.  Она  была двух полосной,  расчерченной двумя сплошными практически без прерываний. Плотный поток по горным ущельям двигался километров 60-70.  Видимо, в Югославии были установлены иные отличные от советских и других стран Европы стандарты автодорог. Повороты меньшим радиусом, подъемы и спуски  круче, обочины по большей части вообще отсутствуют, горы местами прямо-таки нависают над транспортом. Но еще час и за очередной горой открывается море. Это как из пещеры на поверхность, вместо сумрачного ущелья уходящая в горизонт морская панорама, голубое море и яркое солнце. Дорога все  также кружится по кромке берега,  она  сложная,  но горы уже не  сдавливают.

     Черногория страна всем приятная и  многим напоминающая  Крым. Горы вопреки названию не черные, они неожиданно светлого цвета. Почти белый камень выветренный до гладкого состояния с большими пятнами ярко зеленой растительности, очень сложные  рельефы и пейзажи интереснее крымских. Но рукотворных памятников  здесь  меньше.  Черногория размером сопоставима  с южным берегом Крыма, 150 км побережья. Северная часть Котор,  Херцог-Нови, отчасти Будва  средневековые венецианские поселения.  В своей старой части уютные средневековые городки,  красиво,  ничего уникального, похоже на Италию. В центральной части страны, особенно удаленной от побережья много православных монастырей, здесь же древня столица Цетинье.  Здесь все скромно, бедненько,  компактно, но аккуратно и уютно. Это собственно славянские, черногорские земли.  Южнее Бара, ближе к Албании,  частые свечки минаретов указывают на присутствие  ислама. Но муэдзины не поют, публичных призывов к намазу и  женщин в хиджабах нет. Нет и мигрантов, негров за первые 5 дней не видели совсем. По всей Черногории слышно  много русской речи.

     

 

 

 

 

   Пляжи большей частью галечные,  в основных курортных местах они столь же полны,  как и сочинские. Но  на самом   юге, рядом  с   албанской границей  есть 12 километровый  пляж с черным вулканическим песком и разлапистыми на просторе соснами.  Это «Великопляже», большая его часть еще не застроена отелями, но парковки,  лотки с напитками и фруктами, шезлонги и зонтики в наличии. Людей здесь совсем не много,  отдыхается вполне уединенно.   Адриатика чище Черного моря в Крыму или Сочи.  В Черногории есть свой фьерд – Бокко-Которская бухта. Будет возможность совершите экскурсию по ней на кораблике, не пожалеете.

      Ощущения от Сербии и Черногории сходны с довоенными украинскими. Близкие  и доброжелательные  страны.  Кириллические надписи создают ощущение «почти дома». Письменную сербскую речь, вдумываясь, понимать вполне можно. Устную – уловить смысл, объясниться на бытовые темы куда,  сколько и  где. Многие выражения: излаз (выход),   добро дошли (добро пожаловать), молим вас (пожалуйста)  понятны не сразу, но после несложной расшифровки вызывают добродушную улыбку. Сербский ближе  польского,  чешского и даже белорусского.  Понятность на уровне украинского.  С той разницей,  что украинцы при необходимости легко переходят на русский,  при общении  с сербами  каждый говорит на своем,  но в целом понять друг друга  можно. 

      И еще, в Сербии (не в Черногории) не любят английский язык и американцев. Англоязычной рекламы и указателей не больше чем в российских провинциальных  городах,  вместо английских слов часты германизмы:  бирфест  на кириллице, произносится с раскатистым «Р» вместо  beerfest.

      Черногорцев принято считать народом неспешным,  даже немного ленивым, легким в общении и радостным в веселье – типичными жителями теплого и щедрого Средиземноморья. Но в отличие от итальянцев или греков своей ленью не хвастающихся здесь она  почти возведена   в ранг национальной идеи. Отношение  черногорцев к работе и отдыху, да и вк жизни в целом сформулировано в 10  заповедях:

Эти заповеди в переводе  на основные туристские языки  печатаются на магнитах, открытках,  футболках, кружках  и предлагаются как один из основных аутентичных сувениров страны. 

2020

© 2017 sawers