Бали и Боробудур

Бали очаг (остров) индуизма в мусульманской Индонезии. Именно здесь укрылась правившая на о.Ява индуистская династия после исламизации страны.  Ислам на Бали присутствует, но не является доминирующим, многие мусульманские запреты не действуют. Рядом с мечетью можно видеть изображения живых существ, индуистских богов, по улицам беззаботно бродят живые свиньи. Индуизм здесь  также  без фанатизма, мирно сожительствует с остатками буддизма и местных верований.  В отличие от Индии  коров на улицах  нет, говядину едят.  Индуистские  часовни и храмы, изображения Кали, Ганеши и других  богов,  лингамы Шивы очень разбавлены статуями  Будды, местного демона Баронга,  драконов и прочих традиционных персонажей. Говоря европейским языком остров политкорректен и мультикультурен.   Но религиозность очевидна. Дом зажиточного балийца  каменнный, не по-южному основательный, с массивной каменной  оградой и небольшим садом.   В саду обязательно  вполне   сопоставимый с самим домом религиозный комплекс. Это три  часовни  (или одна, но  с тремя башенками), по одной   каждому из троицы Брахма, Шива и Вишну. Каждая часовня размерами  с беседку для нескольких человек.  В  более бедных  сельских районах дома  деревянные с соломенными крышами,  сад с огородом побольше,  но часовни  все же каменные. Они компактные, зайти в них уже нельзя,  лишь подойти поклониться изображениям богов,  поставить  вместо свечи  аромопалочку. Ближе к вечеру их  также зажигают на полках торговых лотков и прилавков,  столиках уличных   кафе где имеются небольшие алтари. Около  всех входов   в дома и магазины на землю ставятся маленькие корзинки из цветов.  Это и элементы индуистского культа, и одновременно защита  от злых местных духов.  Прохожие аккуратно обходят их, а злые духи  сгорают потрескивая.

    Вдоль дорог сплошная  торговля малыми архитектурными формами: массивные каменные  Будды, слоны, Хотеи,  кони  и компактные, с рост человека, индуистские часовни.  Числом (и весом) эти фигуры явно превосходят человеческое население острова. Совершенно  непонятно: зачем их столько понаделали и  кто может купить такой объем. Многие фигуры ожидая покупателей  потемнели от времени. 

 

     Религиозность по типу Юго-восточной Азии, а не Индии или тем более исламского мира. Без агрессивности, экспансии и прозелитизма . Есть возможность и желание  – поклоняйся богам, нет - можно ограничиться уважением и тактом к устоявшимся обычаям и самим верующим. Религия здесь скорее традиция,  чем идеология.  В храмах масса  драконов, демонов  и других типичных других для Китая или Вьетнама персонажей.  Местная версия индуизма разрешает поблажки даже  в таком важном деле как погребение. Если нет достаточных средств сжечь тело целиком разрешается временное захоронение в землю. Через пару лет,  когда мягкие ткани сгнивают,  останки откопают, вымоют  и сожгут. Пепел утопят в море. Причем балийские похороны (как первые, так и кремация) процедура веселая и радостная, похожая скорее на свадьбу.    Можно посмотреть: https://youtu.be/9mrjJokZDmg

Торговля культовыми сооружениями
Лювак поглощает и готовится к ферментации  кофе.  Перед ним ягоды кофе

  Модернизация изменила отношение к коровам: по словам гида-балийца с появлением тракторов  они уже не нужны  для вспашки, а без пользы  содержать их непозволительно  дорого. Святость коров осталась неизменной,  лишь сами они не надобны, почитание и поклонение теперь больше заочное.   Почитаемы  и востребованы четыре полезных животных:  собака  (охраняет),  свинья (мясо),  кошка (создает домашний  уют), и  курица   (куры дают яйца и мясо, петухи  участвуют в  азартных боях  и дают ритуальную кровь для поклонения духам).  В последние годы весьма уважаемым стал  небольшой  зверек  лювак. С его участием  производится   самый дорогой в мире кофе,  названный в его честь. Лювак большой гурман, он   любит зеленые кофейные зерна,  точнее ягоды кофе, внутри которых зерна. Разгрызть  зерна он не может, переварив мякоть ягод исторгает с пометом  целые зерна. Прошедшие по его кишечнику зерна очень ценятся гурманами в Японии и Европе.  Зверь отнюдь не стойловый, бегает по джунглям его испражнения надо найти, собрать, выделить зерна, отмыть их и высушить.   

  Дорожных знаков на Бали почти  нет, зебры редки, перейти дорогу в городе даже по переходу  не просто: плотный трафик  не  замечает пешеходов. Наш гид-водитель не только не пропускал их, он не был осведомлен об их приоритете.  Стартующим в поток автомобилям вклиниться помогают специальные работники – «сторожа».  Некоторые из них одеты в световозвращающие  жилеты и вооружены мигающими жезлами,  другие - в потертых футболках и  с простыми раскрашенными  с палками,  порой – даже с ветками. Они ловят момент меньшей интенсивности  потока, вклиниваются в него и  останавливают, обеспечивая выезд транспорта.  Лишь около крупных магазинов и отелей  «сторожа»,  судя по форме,  штатные, на зарплате, большая часть   - на  общественных началах:  трудятся в расчете на нечастую благодарность водителей.

     Велорикш и тук-туков  на Бали  нет, такси обслуживают на чистых машинах с шашечками, наряду с ними много частников.  За городом встречается гужевой транспорт, автомобили по большей части свежие, явного автохлама нет, числом среди транспорта преобладают байки и скутеры.  Такси со счетчиками, но жуликоватые водители  не любят включать их предпочитая  заламывать  цену,  впрочем,  и при включенном счетчике могут внаглую не дать сдачи.  Стоимость поездки будет часто зависеть не от расстояния,  а от элитности вашего отеля.  Здесь вне конкуренции отели района Нуса Дуа, тамошние туристы, по мнению местных, ломятся от денег и с них грех брать дешево. Во всех без исключения такси пахнет мышами – наверное, таков здесь модный ароматизатор.

        Рекомендаций по выбору конкретного места отдыха на Бали  в интернете много. В Джимбаране  в отлив море уходит далеко – устанешь идти пот песку, в  Куте высокая  волна не дает зайти в воду а и шум дискотек не дает спать,  а в Нуса Дуа все хорошо, но дорого. Информация  в целом верная, но  немного преувеличенная.  Не афишируется   более важное:   море во всех курортных местах становится периодически  невыносимо грязным.  В  первый день по прилету мы даже  не решились зайти в него. Тело облепляла колышущаяся, как бы живая масса пластиковых пакетов,  целлофановых оберток, баночек и бутылочек, листьев и щепок.  На высоту прилива был загажен и пляж.  По словам  отдыхающих соотечественников,  мусор принесло вчера,  до этого море было чистое. Через день на пляже появилось несколько сотен баллийцев с тракторами и за пару часов полностью очистили песок, но  профильтровать море не было в их силах. Наутро  все повторилось.  А еще  через три дня море волшебным образом очистилось, но,  к сожалению,  не навсегда.  Не буду судить,  насколько регулярны по году наплывы мусора на Бали, возможно погодные условия  именно конца  февраля вызывают ветер или течение из некой помойки.   Грязно бывает как на побережье Индийского океана (Джимбаран и Кута)  так и на пляжах Баллийского моря. Индонезия страна островная, у 250 млн ее жителей   море почти всегда  под рукой, рядом с ними.  Использовать его для утилизации мусора легко и удобно. Быть может, потому страна чище Камбоджи,  Вьетнама или  Бирмы.  Сама страна, отнюдь не море.

     Еда похожа на индийскую.  Ее идеология – это много соусов и мало мяса.  Соусы доминируют в блюде, вкус продукта  часто настолько непонятен, что отличить мясо от  рыбы можно лишь по внешним признакам.  Местный шашлык это кусочки неизвестного мяса размером с ноготь на тонкой щепке.   Молочный поросенок национальное блюдо, они аппетитно смотрятся на витринах многих кафе. Но съедобного в нем мало: выжаренная до сухости кожа да кости. Из морепродуктов представлены  мелкие креветки, рыба и морские  раки (лобстеры). Кальмары не в почете,  гребешков и осьминогов нет совсем.   Мясо всегда маленькими кусочками,  найти стейк большая  проблема. В местных супермаркетах нет колбасы, сыра и хлеба в нашем понимании, против российских или европейских они очень бедны ассортиментом. Но если вы не ориентируетесь в ценах и не готовы к длительному нудному торгу  покупать фрукты дешевле  в супермаркетах, чем на рынке:  там не  жульничают.  На рынке или у мелкого лоточника вас одарят множеством улыбок и  непонятных, но теплых слов,  но наверняка обсчитают и обвесят. С точки зрения балийского торговца это относительно незаслуженно богатого  европейца очень даже правильно.  На Бали есть местное красное вино по 10-20 долларов. Делают его из привозного  австралийского (вполне удачно)  и местного (пить не стоит)  винограда.  Для средиземноморского растения здесь не климат.  Много интересных деревянных и каменных сувениров, но в целом шопинг малоинтересен. Цены и оплата предпочтительна  в местной валюте. Рассчитаться  долларами можно почти  везде, но всегда по невыгодному курсу.

      На Бали  много красивых ландшафтов,  водопадов  и вулканов.  Местная изюминка – рисовые террасы.  Парк обезьян,  сафари или шоу слонов дают интересный и приятный  контакт с животными.

то текст. Нажмите, чтобы отредактировать и добавить что-нибудь интересное.

Вверху - рисовые террасы

   Храмы и памятники по в основном   не очень оригинальный новодел.  Хотя прогуляться по водным храмам, это такой паркобассейн с религиозным уклоном вполне приятно.

Найти приличного гида проблема, большая часть предлагающих услуги  в интернете - водители с некоторым знанием русского языка. Типичная экскурсия это несколько часов  медленного трафика по городам и поселкам,  высадка в нескольких храмах или местах для осмотра природных достопримечательностей. В сезон дождей никто не гарантирует,  что вы что-то увидите. Помешать могут частые здесь  дождь или туман. Торговля в туристских местах бедная.

      

Парк живых и каменных обезьян
Водные храмы

 

С Бали можно посетить крупнейший буддийский храм мира Боробудур . Это однодневная экскурсия с перелетом (1 час) на о.Ява.  

Сначала вас везут в индуист кий храм Парамбанан  (он тоже самый большой, но лишь в Индонезии). Храм вполне себе интересный, неплохо сохранившийся,  но по меркам Индии достаточно  себе рядовой. Далее совмещенный с национальным музеем дворец султана Индонезии.  Здесь вас водят где-то с час, показывают посуду, одежду, мебель фото и пр. И сам дворец и все там хранимое по уровню близко к ханскому дворцу в Бахчисарае, в музеях гораздо более бедных Камбоджи или Эфиопии интереснее.   Запомнились лишь изображения фото султана с большими острыми ушами.  По словам гида,  такие уши (они подрисованы)  помогают правителю  лучше слышать  свой народ.

 

 

 

     Чуть после полудня, в самое пекло вы попадаете в Боробудур. Он на вершине горы, большой, украшающие его ступы необычны  и   по-своему красивы.  Забраться на вершину оказалось не так сложно,  как думалось у основания. Открывается приятная панорама  горной местности.  В одной из таких гор не так давно  нашли и Боробудур.  Он был похоронен пеплом вулкана и полностью зарос джунглями.   

      Храм чисто буддийский:  холм, 4 лестницы по сторонам света,  сужающиеся по мере подъема кольцевые уровни,  ступы, сидящие в них каменные Будды. В путеводителях сообщается что ступы и Будды неодинаковы, их внимательное рассмотрение расскажет о деяниях Будды. Для этого нужно обойти каждый кольцевой уровень семь раз и включить воображение. Видимо,  наш гид сильно страдал от жары и  по его указанию мы сделали лишь один круг. В храме нет ни традиционных для ЮВА драконов и демонов,   ни  какого-либо помещения  для службы и молитв.  Посмотреть Боробудур стоит,  жаль только,  что это столь хлопотно и затратно.  Сэкономить можно не планируя экскурсию через интернет. Прилетев в Джьокарту (не путать со столицей Джакартой)  прямо в аэропорту можно найти водителя с русскоговорящим гидом готового за 100  долларов  сопровождать вас.  Если бронировать экскурсию заранее она обойдется долларов по  200 с  человека.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

     

 

 

 

 

 

На Яве все беднее, чем на Бали: дороги, здания, люди, даже растительность.  Наряду с такси тук-туки  и велорикши.  В разы меньше наружной рекламы  и англоязычных надписей.  Несколько удивил аэропорт Джьокарты. Он небольшой, пять выходов на посадку, небогат по внутреннему убранству. Но рейсы идут один за другим, таких малых интервалов  в работе выходов не помню ни в одном из посещенных аэропортов.  Подавляющая часть пассажиров индонезийцы, а рейсы местные. Внутрииндонезийские рейсы преобладают и в аэропортах Джакарты и Денпасара (Бали).  Билет Джакарта –Бали,  Бали –Джьокарта  всего 2-3 тыс. рублей, он по карману  индонезийцам. Для островной Индонезии  авиаперевозки  безальтернативны и  благодаря дешевизне доступны большому числу людей.

  

Все 108 каменных  ступ немного разные, но внутри каждой -Будда

  Декабрь-март  на Бали сезон дождей, он  идет  каждый день,  чаше ночью, может несколько раз за сутки. Экваториальный дождь идет стеной, он настолько плотен,  что  искажает видимость. Как правило,  он скоротечен:  минут 10-20 и тучи исчезают, выходит солнце.  Много тепла и влаги обеспечивают   буйство  зелени.  Это не выжженный солнцем в зимние месяцы Таиланд или Вьетнам. Здесь зелень покрывает почву, лезет из  трещин  в асфальте и стыков  бордюров, покрывает крыши и стены домов.  Даже каменные скульптуры обретают  интересный зеленоватый  окрас.  Сезон дождей  это и повсеместная влажность:  после дождя восходящие  испарения раскрашивают воздух фрагментами радуги  на расстоянии вытянутой руки,  соль из пакетиков или солонки в кафе не сыпется – мокрая, заходя в  номер  ощущаешь затхлость, кондиционер не спасает.

Солнце в полдень в зените и тень почти не отбрасывается,  она ограничена  горизонтальной проекцией  ваших плеч.  На открытой местности очень легко получить тепловой удар.

© 2017 sawers

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

      Давать определения вообще-то дело не самое разумное, я стараюсь избегать этого.  Но чтобы писать о долбоебизме его надо прочувствовать, побыть хоть немного долбоебом. И потому определение я все же  сформулирую.  Долбоебизм  это усердное занятие  бессмысленным, ненужным и даже вредным делом, правильнее сказать  хуйней.  Обязательный признак – активность, это никак не созерцание, это бурная деятельность.  Отличие долбоеба от просто вредоносного человека в том, что он приносит вред в том числе и себе. Долбоебу неважно и не страшно, что он принесет вред,  он будет заниматься разрушением себя и других  уверенно и увлеченно.  Как и у вора, грабителя и т.п. у него могут быть корыстные мотивы, но при внимательном рассмотрении ущерб всегда намного больше выгоды. Убежденность в своей правоте и отсутствие каких-либо сомнений – второй признак долбоеба.  Впрочем, оценка «вредно-полезно»  в его голове не стоит, он твердо уверен – это надо!

     Близкие значением долбоебизму «глупость» и идиотизм эмоционально пусты, не содержат должного уровня энергетики. Нецензурная лексика в данном случае необходима поскольку литературные синонимы не отражают явление  в полной мере, во всей красе. Помните, в «Джентльменах  удачи» неуместность характеристики Васи «который мне батарею на ногу уронил» как «нехорошего человека». Так и здесь, яркое явление требует сочного слова.  Относительным синонимом будет разве что «дятел»,  именно так,  в кавычках,  ведь  просто дятел  червячков добывает, он  не долбоеб.

     Смысл долбоебизма из составляющих ебать и долбить понятен лишь отдаленно.  Оба эти глагола означают вполне осознанные,  полезные и скажем так, смежные действия, но их соединение порождает совсем иное.  Что имел в виду автор,  соединяя глаголы непонятно. Может быть долбоеб это  тот,  кто не того (не то) ебет? А может тот, кто предпочитает долбежку ебле? Думаю, это не суть важно, главное, новое слово оказалось удачным, прочно закрепилось за соответствующим явлением  и прочно вошло в оборот.

        Долбоебизм появился вместе с человеком. Животные по природе рациональны, лишь человек с его запасом возможностей большим относительно потребностей простого воспроизводства и способностью отвлеченно мыслить способен  к долбоебизму. И он непременно свойственен человеку также как и способность к научному познанию и художественному творчеству. Просто люди разные: одни художники, другие долбоебы. В каменном веке долбоебу выжить было трудно и  поэтому долбоебизма было совсем мало. Но по мере роста общественного продукта росли и возможности проявления долбоебизма, вовлечения в него индивидов и расширения его  сфер. Сегодняшняя процветающая  Калифорния не зря является  рассадником  левацкого долбоебизма. Наверное,  масштабы долбоебизма будут расти и дальше, он не преодолим, это нарастание энтропии в социуме.

        Долбоебизм исходно явление личностное. Но если долбоеб становится начальником его подчиненные вовлекаются в вынужденный долбоебизм. Долбоебизм как неизменный спутник человека и общества становится явлением также социальным и  нормальный в общем-то человек в определенных условиях вынужденно становится долбоебом. Кто-то на время. Кто-то на совсем. Кто-то  вынужденно занимается долбоебизмом и плюется, а кто-то привыкает и уже считает что так  - нормально. Но большинство уходит в двоемыслие: молча соглашаясь, иногда поднимая руку «за»  мысленно дистанцируется  «это не я, это они там». Кто эти «они» человек  не задумывается, персонификация отсутствует.  Это долбоебизм вынужденный, как правило, временный. От настоящего он отличается отсутствием убежденности. Долбоебизм заразен. Принявший внутренне долбоебизм человек будет рьяно втягивать в него других: а почему они такие чистые? От внутреннего, подсознательного сознания собственной ущербности долбоебизм агрессивен.  Ярчайший пример – эволюция телеведущего В.Соловьева за последние годы.

     Сферы долбоебизма. Чем дальше от простых жизненных тем,  тем  его больше. Его спутники формализм, халтура и активная идеология. Фанатики в большинстве долбоебы, кроме фанатически рациональных людей. Долбоеб совсем не обязательно глуп. Пример – левые западные интеллектуалы.  Именно свободно фонтанирующий интеллект  приводит их долбоебским  идеям отказа от благ цивилизации, веганству и пр.

      Вопреки расхожему мнению долбоебизм явление отнюдь не российское, хотя имеет национальную специфику. У нас он не интеллектуален. Интеллигенты в России не столь хорошо живут чтобы дойти до долбоебизма. Здесь  его основными сферами являются  бюрократия, и конечно, армия.  Армейская окраска травы в зеленый цвет это инициация вновь прибывших, еще нормальных в долбоебы.  Ты должен красить траву или выполнять другую бестолковую работу пока не перестанешь задавать вопрос: а зачем это? Замучить до потери критического мышления – сделать долбоебом. Но чиновное «приготовьте пакет документов который я не буду смотреть» это уже способ существования, способ самовоспроизводства.  Здесь ненужная с позиций здравого смысла работа важна не достигаемой целью, она важна сама по себе как цель дающая смысл существованию бюрократии.

     При  всей сюрреалистичности  долбоебизма за ним нередко прячутся коммерческие интересы бизнеса и коррупция. Пролоббировать долбоебские требования на законодательном уровне, заставить всех соблюдать соответствующий регламент и получать деньги – вариант беспроигрышный. Все ругаются на долбоебизм законодателя, а кому-то денежка капает. Отметим, тот,  кому капает денежка отнюдь не долбоеб.  Долбоебизм  он не ради денег,  а ради самого процесса. Долбоебизм,   обосновываемый необходимостью строгого и последовательного  исполнения закона тоже вариант,  но и  к нему  кто-то  обязательно присосется и денежку поимеет.  Долбоебизм, как и жадность понятен, привычен, но в отличие от жадности  простителен: куда ж без него.   Это позволяет прикрывать осуждаемую обществом корысть долбоебизмом и  строить финансовые потоки минимизируя общественное недовольство.

      Как противостоять  долбоебизму.  Долбоеба не стоит переубеждать или понуждать к нормальному поведению, это лишь разгорячит его. Не стоит и высмеивать. О  таких кардинальных средствах как  убрать лишнюю бюрократию, сделать всех умными и честными говорить не буду чтобы не быть заподозренным в том самом долбоебизме.  Скажу, что раз мы понимаем под  долбоебизмом именно саморазрушающие действия он теоретически  способен  уничтожить себя сам. Если защитники окружающей среды победят полностью и человечество вернется в первобытное существование долбоебам самим придется убивать  мамонтов и на долбоебизм времени не останется.  Но это не про нас сегодня, это про историческую перспективу.    

       А на сегодня и сейчас лучшее  средство от долбоеба  это похуизм.  Если долбоеб видит полное игнорирование своих усилий (ну не замечает их никто), то,  не найдя зрителя он теряет силу.   Так  было с позднесоветской пропагандой: слушатели дремали,  пребывая в двоемыслии, а дикторы вяло бубнили, их долбоебизм был абсолютно беззубый.  Этот учтено  официозным ТВ сегодня:  эмоциональных, крикливых говорунов дополняют искусственно разогретой студией и помогая друг другу они достигают в своих речах высокого градуса. Впрочем, похуистическое средство выключить (не включать)  ТВ за пределами ящика вполне эффективно. Но просто выключить долбоеба можно не всегда,  используя административный ресурс, каковой  как правило в руках  именно у долбоебов, он способен понуждать и других к участию в долбоебизме.  Противостоять можно мягким похуизмом: долбоеб  заставляет нас хуйней заниматься,  а нам по хую.  Делать спустя рукава, вяло и лениво, не отказываясь, но отодвигаясь в сторону, больше изображать, чем исполнять и т. п.  Такое поведение гасит  энергию долбоеба. Противопоставить мягкому саботажу ему особо нечего.  Активное  сопротивление только усилит его напор, но если его усилия уходят в песок он расстроится и возможно сам придет в похуизму: хотел я их наставить на путь истинный, не хотят – ну и хуй с ними. Или – литературно: а зачем я для них стараюсь. Отсюда уже один шаг до осознания неуместности фанатичной активности, и еще пара до крамольного вопроса:  а не маюсь ли я хуйней?  А не активный, потерявший настойчивость долбоеб не опасен для окружающих.   Если  же у долбоеба еще и  прорежется   понимание  что он занят ерундой он может стать просто нормальным.  Но если внешние обстоятельства по-прежнему заставляют его быть долбоебом,   он станет делать это уже как похуист.  И чем большим он был ранее долбоебом, тем большим похуистом он станет. Впрочем,  такая эволюция имеет  обязательным  условием присутствие у субъекта минимального уровня интеллекта.  Если его нет, то растеряв энергию долбоеб превращается в обычного глупца.

       Со временем конкретный долбоеб  эволюционирует в глупца или похуиста, реже в нормального человека. Как особый  возможен случай успешного долбоеба: ему все удается,  его деяния важны для людей и подчиненных и они его  хвалят (восхваляют). На старте он может быть достаточно позитивным, но по мере своего бронзовения на начальственном посту нормальность будет замещаться долбоебизмом.  И он   будет в этом костенеть и крепнуть и все больше и больше верить  в свою миссию. Но это единичный случай «успешных» государственных и иных деятелей,  как правило,  развенчивают их еще при  жизни. 

        Вообще, если долбоеб обретает сторонников и последователей, становится заметным в региональном или национальном масштабе можно  уже говорить об общественном долбоебизме.  Конкретные виды общественного  долбоебизма эволюционируют аналогично индивидуальному.  Развиваясь на волне успеха одни  становятся крайне агрессивными и гибнут (нацизм), другим удается перескочить экспансионистский этап и забронзоветь, но далее неизбежное  выгорание, вырождение и скатывание  в похуизм (советская система).  Хочется надеяться, что в похуизме нормальных  людей загасится и дурная энергия Греты Тумберг и всяких «Me too».  Конкретные виды общественного долбоебизма неизбежно сдуваются, но общественный долбоебизм как явление,  как результат общественной глупости и амбиций бессмертен, на смену одним выдающимся долбоебам  придут другие.

       Коротко о   похуизме.  Похуисту  безразлично не все, многие вещи касающиеся его лично могут вызывать у него вполне активное участие.  Похуист игнорирует внешнее, вредное, или просто ненужное понуждение. Исходно  это защитная реакция нормального человека на долбоебизм. Он отнюдь не пребывает в буддийской  нирване.  Похуисты бывают  активными (они еще не далеки от долбоебов), и пассивными, вялыми. В ответ на нежелательное понуждение первый скажет: ну и хуй с ним (ней), ни хуя, а мне насрать, отстань, отъебись; второй: да ну нахуй, а на хуя, посмотрю, ладно,  потом.  Со временем, при постоянном воздействии долбоеба похуисту может оказаться рациональным прикинуться/стать пассивным долбоебом: устал я с ними бороться, притворюсь таким же. Другая возможность это превратиться из вынужденного похуиста в закоренелого.  Во избежание повторений подробнее останавливаться на похуизме не буду, в сети материалов по теме очень много. Обоснован  даже тезис о похуизме как русской национальной идее.

     Другая смежная с долбоебизмом тема – глупость также подробно исследована. Самая яркая на мой взгляд версия это пять законов глупости  итальянского  историка-экономиста Карло Мария Чиполла.

редактировать и добавить что-нибудь интересное.