В защиту чиновника 

Слуги и государство

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

       Чиновников не любят все, даже сами чиновники. Но посмотрим на мир их глазами. И обретем сочувствие. Государство наше слугам своим не верит: они и взяточники, и бездельники, и бездари.  Не способны бюрократы честно и эффективно  работать.  Их надо заставлять трудиться, ставить в такие условия, чтобы ни украсть,  и ни лентяйничать не могли.   Нерадивость бороть регламентами, стяжательство  процедурами торгов и разделения функций,  и контролировать, контролировать многократно. Каждый шаг задокументировать и контролю подвергнуть. По каждому  своему действию  чиновник должен  быть способным доказать,  что поступил правильно и бескорыстно.  При всем этом проверяют и контролируют чиновников другие чиновники. Которых тоже проверяют и которые тоже боятся. Вылавливают и наказывают вплоть до посадок чиновников всех уровней

от клерка до министра.  Чем выше уровень тем опаснее и страшнее.

      Такая система презумпции виновности чиновника и всеобщности контроля породила необычное существо.

Вся его жизнь, а на службе проходит  не время, а  именно жизнь есть ожидание кошмара: недосмотрю – придут – накажут.  Источниками опасности могут быть и начальство, и многоликие проверяющие, и казалось бы безобидные посетители – напишет какой-либо божий одуванчик жалобу на невнимательность и неулыбчивость к нему, старому и больному, попадет жалоба в струю очередной кампании,  и – на, получи.

      Наказать его всегда есть кому  и за что. Наказать с известной ему безжалостностью бюрократической машины, с избытком против вины, с непредсказуемостью времени и сюжета.  По количеству  риска его жизнь как у сапера.  Поэтому он всегда настороже и никому не верит. Все окружающие и все происходящее на службе есть источник опасности, подвох можно ожидать везде и всюду. Любое его действие может оказаться грубой ошибкой с тяжелыми для него последствиями. Поэтому  нельзя ничего делать без перестраховки: семь раз отмерь, и все равно не режь. Пусть режет кто-то другой. Любую проблему лучше не решать,   а подбросить на другой стол. Но и бездеятельность тоже опасна: вдруг эта тема больная мозоль начальства. Беспроигрышно изображать активность,  угождая руководству. И вот здесь надо  вертеть носом как пропеллером на 360 градусов.  Начальство  любить всеми, что называется фибрами, неспособным к тому на госслужбе делать нечего.

       Итог будет неприятным.  Все  преимущества в росте и поощрении будут у  хитрых,  изворотливых, завистливых, не желающих  заниматься реальной работой субъектов.  Сохранить человеческий облик,  живя так очень не просто, психическое здоровье требует наличия  компенсационных  механизмов. Они есть.

  1. Само государство дает приятные властные атрибуты показывающие избранность  служения:  чины, форму, льготы. Такая атрибутика полезна для душевного равновесия, но не перебивая разницу  официальных доходов с бизнесом может восприниматься как насмешка.

  2. Перспектива карьерного роста, т.е. перетерпеть сегодня, с тем, чтобы обрести завтра.  Потом – МЕНЯ будут терпеть.

  3. Душу греют  и успокаивают  неофициальные доходы или коррупция. Это один из основных  мотивов  к госслужбе, но  взятки  доступны  немногим, а гнобят всех.

  4. Трансляция угнетения вниз. Это важнейший фактор психологической стабильности, как,  впрочем,  и воспроизводства  системы. Дернуть за хвост предпринимателя, клиента или дворника дело наиприятнейшее, позволяет человеком себя почувствовать.

       Описанные механизмы могут в некоторой мере заменять и дополнять друг друга: дайте форму с золотыми пуговицами и чиновник станет  на некоторое время терпимее. Но вскоре замыслит «потерять» и продать пуговицы. Характеристику нашего чиновника  дополним: полезно быть садистом и коррупционером. Помогает выжить и преуспеть. Если вы видите не озлобленного, а пышущего  добродушием бюрократа,  то наверняка: он и отказал кому-то с удовольствием, и денежку поимел. 

      Все сказанное здесь про слуг государевых  не секрет для находящихся на самом верху лиц,  определяющих лицо и характер государства. И потому государство наше слугам своим и не верит – см. начало.

 

Не ходите в чиновники: оставайтесь нормальным и живите на воле.

Тем,  кто живет на воле чиновник в тайне завидует: им просто, живут как хотят, а многие при том совсем не бедно. От  этой  зависти плодятся бюрократические запреты и ограничения: пусть и вольным будет трудно как нам.

2020

© 2017 sawers